Жизнь в поклоне

Прохладными сентябрьскими сумерками на побережье Таллинской рекреационной зоны в горделивом безмолвии, словно истуканы на острове Пасхи, глазея на заходящее Солнце не моргая, стояла группа людей, некоторые сгустились под разноцветными шапками зонтиков- моросил постоянно неожиданный эстонский дождик, иные же самозабвенно подставив блаженые личики морошке, как если бы под тонизирующий дождевой массаж. Они пришли проводить Солнце в закат, внять его щадящие вечерние лучи, а в них и свет прозрений. Стояли покуда светоч не окунулся в море, только тогда сомкнули глаза, овратив взор вглубь. Молча поклонились и чуть было не загалдели обычным женским бормотаньем, как из-за крон деревьев выглянула полная серебристо-молочная Луна. Группе ничего не оставалось делать, как почтить и её вниманием, уделенным мгновеньем ранее Солнцу.
Строй тактично переместился в прибежище от ветра на песок в дюнах, развернулся в пол оборота и поднял мордочки глазницами на Луну. Призывно молвила Ведунья: пейте свет Луны глазами, внимайте молоко её, как груднички влагу матери своей, широко раскрытыми глазами- зеркалами своих душ, наполняйтесь студеной её мудрости- спокойствия. Ей есть о чём поведать и вас оповестить. Глядели, зуб на зуб не попадая, кто видя, кто смотря, не менее полу часа. Напившись или пригубив, глаза закрыли, проглотили и в поклон, теперь уже Луне.
Через какое-то время двинулись обратно в мир проявленный- к машинам, проникшиеся причастностью к вечности, продрогшие телом, но воспрянувшие в душе, как кто-то в группе, расчувствовавшись, предложил почтить поклоном Землю. И тут в уме, как голодный хищник, пробудился бунт и с писком возмущенья залязгал клыками норовясь неважно кого, только б укусить- да как же так! Да сколько можно!!! Кланяться, благодарить да благоговеть!?… Так недалеко и в один сплошной поклон уйти, то светилам, то планетам, божествам, иконам и учителям, я так не могу, да как так можно жить, да мне ещё…., да Я…. и что-то осеклось, расступились титаны по краям душевных врат и впустив лучик понимания захлопнулись, лишь неаидимая звездная пыль прожитого мгновенного озарения напоминала о чем то важном, прожитом у себя же на глазах. Я и смирение неуместились и даже не переплелись. Несовместимы и не сошлись характерами. Вспыхнув и сгорев в секунду Я, по привычке, сглотнуло комок из раскрывшейся жемчужной раковины- внутреннее перламутровое ядро и горделиво зашагало к машине, волоча поклон за собой, как запаску, на экстренные случаи прокола. “Поклоном сыт не будешь” брюжжало язвительно на обратной дороге.

12039203_955418064516379_6623621317019189827_n

Recent Posts